yanson (yanson) wrote,
yanson
yanson

Уважаемые френды, обращаюсь к вам. Давайте поможем хорошему человеку - Владу Никитенко!
Все, что нужно - привлечь внимание журналистов центральных изданий.
Суть дела: Живет в городе Благовещенске хороший человек и талантливый журналист.
И все бы ничего, но пытался он защищать несправедливо осужденных судами Амурской области.
При этом везде прямо так и говорил - в судах Амурской области - абсолютная некомпетентность и круговая порука.
В результате - против него было возбуждено уголовное дело за оскорбление председателя областного суда (!), а потом его вообще посадили в СИЗО под тем предлогом, что он, якобы, выехал в Китай, находясь под подпиской о невыезде. При том, что про подписку он ничего даже и не знал (и такое случается в правоохранительной системе Амурской области, да).
Сам Влад у себя в дневнике описал то, что послужило причиной возбуждения уголовного дела, вот здесь (самый верхний пост, он к этому отнесся тогда не серьезно): http://vlad-hunrider.livejournal.com/
Находясь в СИЗО, Влад написал около 30 жалоб, начиная с прокуратуры Амурской области и заканчивая Генпрокурором и уполномоченным по правам человека. Ни на одну из жалоб ответа он не получил!
У него нет адвоката! Ни один (!) адвокат в Амурской области не берется его защищать, они ведь все там живут и никто не хочет связываться с Председателем областного суда.
Ни один амурский журналист в его защиту не выступил и не выступит, им там жить.

Поскольку перспектив уголовное дело явно не имеет и развалится скорее всего, то судебными властями (формально - не ими, конечно, же, но там все - повязаны) принято решение этапировать его в Хабаровск в психбольницу. Якобы на экспертизу. В реальности же - почти то же самое, что произошло с журналисткой из Мурманска Ларисой Арап.
Отличие только в том, что на защиту Ларисы встала практически вся общественность. А с Владом...
Давайте поможем ему!
Дайте ссылку на этот пост, давайте поднимем его в Топ Яндекса. Пожалуйста!
Я знаю, вы - сила!


Личное обращение репрессированного журналиста из Приморья Владислава Никитенко vlad_hunrider
под катом.

К журналистам России.

Это не открытое письмо, это-мольба о помощи! Не знаю, читали ли вы книгу Юлиуса Фучика «Репортаж с петлей на шее», я сам, не будучи журналистом по образованию, прочел ее впервые только в 2003 году, когда отказался от российского гражданства, когда сажали Ходорковского, когда Владимир Путин в своем послании Федеральному Собранию сказал: «Нам необходимы суды, которые БУДУТ уважать внутри страны и за ее пределами.» Но даже если вы не прочли эту книгу, вы, несомненно, празднуете День международной солидарности журналистов и помните слова казненного в застенках гестапо коллеги : «не бойтесь врагов -они могут только убить; не бойтесь друзей – они могут только предать; бойтесь людей равнодушных – именно с их молчаливого согласия происходят все самые ужасные преступления на свете.»
Я обращаюсь не к тем, кто в этот день празднует очередную годовщину казни Фучика, а к тем, кто хотя бы в этот день искренне задумывается о Журналистской Солидарности.
Сейчас я сижу в тюрьме, в «Амурском централе», и у меня нет никаких иллюзий на тот счет, что в этой и других тюрьмах и пересылках я проведу ближайшие 22,5 месяца, если суд состоится в Амурской области.

А ведь я никого не убил, не покалечил. Я ничего не украл и не помышлял об этом. Я не смошенничал и даже не шпионил в пользу Соединенного Королевства или Грузии.

Но я обвиняюсь в преступлении против основ государственного строя РФ, более того, в преступлении против Правосудия. Мое преступление описано в ч.1 ст.2998 УК РФ (клевета в отношении судьи) и, как я полагаю, мне добавят ч.1 ст. 297 (неуважение к суду).

Да. Я не уважаю любой суд, если в нем заседают судьи Амурского судейского сообщества. Скажу больше – я глубоко презираю и вместе с тем боюсь такой суд. Мои проблемы с судами начались тогда, когда я, будучи редактором газеты «Амурский летописец» опубликовал телефонный разговор со мною председателя Амурского областного суда. В том разговоре наш главный судья заявил, что он все равно уволит судью, который был только что восстановлен в должности Высшей Квалификационной коллегией судей РФ и председателя Благовещенского районного суда. Я совершил ошибку – я верил в закон и его применение, а потому направил расшифровку записи в Верховный Суд. Ничего с ним не случилось. Но некоторые «небожители» очень злопамятны.

В 2002 году дабы прикрыть мою газету решением суда, у меня от имени Российской Федерации был украден компьютер, а когда я указал в вышестоящий суд об этом, на меня по факту кассационной жалобы (!) завели уголовное дело. Прочтите на досуге вторую главу Конституции. Там среди наших прав затерялось жаловаться в вышестоящие инстанции, не боясь последствий. Я посчитал и не перестаю считать с тех пор, что судья, вставший на сторону мошенников, уподобляется мошенникам сам. За это мое убеждение в течение 20 месяцев, пока длилось следствие, я находился под подпиской о невыезде, пока дело не было закрыто из-за отсутствия состава преступления. Передо мною даже не извинились, и битый год я пытался наказать прокуроров за незаконное возбуждение уголовного дела, а судей – за вынесение заведомо неправосудных решений. Но все вы знаете, как у нас бдят чистоту мундиров и мантий. Как бы то ни было, тогда я лишился права на собственность.

Я плюнул на суды и на политическую журналистику. В те годы я впервые объявил голодовку протеста. Потом вторую и третью … и мне понравилось! Я выдумал новый вид экстремального спорта – HUNRIDING. До самого начала своего путешествия по тюремным «хатам» я при первой же возможности садился на велосипед и колесил, описывая впечатления от увиденного. Подсчитал только что – с 2004 года я проехал 21000 километров. Почти половину из них – на одной воде. Каюсь, по России мною сделано всего 3 тысячи км, остальное – через 15 провинций Китая, но в этом вина двух наших национальных бед.

Во время одного такого путешествия по Поднебесной мой работодатель, одна наша газета (не ее называть, так как в ней полностью с уходом прошлого губернатора сменилось руководство) лишила меня моих денег, а потом и уволила, когда я находился недалеко от Шанхая.

С четвертого захода, через год, амурские суды признали мое увольнение незаконным, и в качестве компенсации морального вреда я получил целую тысячу рублей! Материальный вред был проигнорирован. Любой непредвзятый суд восстановил бы меня после первого же дня слушания, но с непредвзятостью у нас туго – юрист, с согласия которой я был уволен, приходилась председателю областного суда родной дочерью.

Можете представить себе, что значит оказаться за 3000 км от своего отечества без фенюшки денег после проведенной 39-дневной голодовки? Желаю вам никогда не испытать такого!

В этот раз амурские судьи лишили меня права на жизнь, на труд, а главное – на правосудие!

Стоит ли говорить, что в каждом заседании я заявлял отвод суду по той причине, что прокуратура не усмотрела в термине «уподобившегося мошенникам», сказанного о председателе областного ссуда и заместителе председателя городского суда состава преступления. В один прекрасный момент при рассмотрении дела четвертым (!) составом суда, когда трижды решение городского суда отменялось областным судом, я назвал председателя областного суда «законченной лживой мразью» за то, что он ответил на мой запрос, что его дочь никогда не работала в газете, откуда я был уволен по-свински.

Самое примечательное состоит в том, что в этот день я сам написал заявление о возбуждении уголовного дела по ст. 297 и 298 УК РФ, а прокуратура области отказалась признавать меня преступником!!!

Но вот после того, как я примкнул и стал одним из инициаторов политического общественного движения «Единомышленники», которое выступает под лозунгом «Амурчанам – достойную судебную власть», на меня, наконец, завели уголовное дело, забыв, кстати, меня самого об этом уведомить.

Сейчас я в тюрьме, хотя закон запрещает содержание под стражей человека, обвиняемого в преступлении небольшой тяжести, максимальный срок по которому – до 2 лет лишения свободы. Суд утверждает, что я нарушил подписку о невыезде, хотя я такой подписки не давал. Теперь меня лишили права на свободу.

Я бы не обращался к вам с мольбой о помощи, если бы мне просто устроили экскурсию «на тюрьму» на 2 месяца. Такое путешествие – подарок для каждого журналиста. Но беда в том, что и прокуроры, и судьи продолжают выдумывать статьи Конституции и Уголовно-процессуального Кодекса. Меня упорно не вызывают в суд на рассмотрение моих жалоб, мотивируя это «действующим законодательством», о дате заседания я узнаю в лучшем случае через 6 часов после того, как оно закончилось. Скоро меня, вероятно, повезут по этапу в Хабаровск – «проверять голову»

Однако больше всего меня раздражает не это. «Потерпевшим» по моему делу признан только заместитель председателя Благовещенского городского суда, хотя я устал писать явки с повинной о том, что «оклеветал» и «переоскорблял» всех без исключения руководителей Амурского судейского сообщества и целое сонмище рядовых судей и прокуроров. А это значит, что судить меня собираются те, кто уже обобрал меня до нитки и лишил всех конституционных прав.

Я хочу суда! Я стремлюсь к суду! Я пока еще надеюсь на суд, но лишь на суд непредвзятый. В законе есть норма об изменении подсудности в случае, если затронуты интересы председателя местного суда или суда субъекта федерации, т.к. рассмотрение дела в том суде, которому оно подсудно, равнозначно отказу в Правосудии.

Я взываю к Неравнодушным. К Настоящим Журналистам. Помогите мне обрести право на Правосудие до того, как я обрету его в Страсбурге. Обратите внимание на своего коллегу, который один отбивается от сотен и уже немного устал. Мне не нужны деньги, адвокаты, сочувствие. Я молю о солидарности, внимании, гласности! Я мечтаю о свободе. А свобода состоит в том, чтобы зависеть только от закона – так утверждал Вольтер.

Честь имею!

7.11. 2007.

Владислав Никитенко
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment